Устройство признаков типов – Императивная соционика
Императивная соционика

Устройство признаков типов

В данной статье мы рассмотрим, каким образом в рамках концепции “Императивной соционики” выводятся признаки типов (другими словами “признаки Рейнина) и почему, как мы считаем, правильно выделять одиннадцать пар признаков, а не пятнадцать, как это принято в “классической” теории. Начнём с того, что для начала вспомним, какими доводами руководствовались основатели соционики при выведении данных понятий.

Как мы писали ранее, в основу классической теории соционики легла типология Юнга: в ней автор описал восемь психологических типов, на которые по его мнению можно разделить всех людей. На привычном нам языке Юнг выделял следующие дихотомии: “интуиция/сенсорика”, “этика/логика” и “интроверсия/экстраверсия”. Юнг считал, что в каждом человеке преобладает комбинация одной из психических функций и направленности восприятия. Так, у него получились типы, вроде, “логик экстраверт” или “интуит интроверт”.  Аушра, создательница соционики, шагнула дальше и предположила, что не только типы можно разделить на интровертные и экстравертные, но так же и качества, выраженные в них. В результате получилось, что сенсорика, интуиция, этика и логика так же могут быть экстравертными (чёрными) и интровертными (белыми), что в результате было названо информационными аспектами. Так как в сумме их получилось восемь штук, Аушра предположила, что с каждым видом информации работает своя психическая функция – их совокупность была названа “моделью А”. 

Следующим шагом было выдвижение гипотезы, что тип – это совокупность двух аспектов, “выраженных в человеке”, причём обязательно разной направленности: один белый и один чёрный. Также была введёна дополнительная пара признаков “рациональность/иррациональность”, описывающая порядок преобладания этих двух аспектов друг над другом. Так, рационалами были названы типы, у которых преобладает этика/логика, а иррационалами – у которых  преобладает интуиция/сенсорика. В результате данной трансформации восемь юнгианских типов разделились на шестнадцать соционических. Так, например, из юнгианского типа “логик экстраверт” получились интуитивный “ЛИЭ” и сенсорный “ЛСЭ” – они были названы рационалами, поскольку у обоих в первой функции находится “логика”. Уже в дальнейшем (чтобы описать характер работы каждой функций модели А) соционики ввели ряд отличительных свойств: например, было сказано, что в каждом типе есть сильные и слабые функции, ментальные и витальные, инертные и контактные, оценочные и ситуативные, акцептные и продуктивные, а также ценностные и неценностные.

Полученный базис, на основе которого были сформированы соционические типы, для удобства был назван “базисом Юнга”: это признаки “интуиция/сенсорика”, “этика/логика”, “интроверсия/экстраверсия” и “рациональность/иррациональность”. Комбинируя их, можно было задать любой соционический тип: например, Дон Кихот – это интуит, логик, экстраверт и иррационал. Также соционики пришли к выводу, что разным типам интересна разная информация: это было названо “ценностями” – для их описания были введены такие признаки как “весёлость/серьёзность” и “решительность/рассудительность”. Напоследок была добавлена “статика/динамика” – признак, определяющий, какие аспекты находятся в “сознании” и “подсознании” типа.

Вскоре, математик и соционик Григорий Романович Рейнин высказал своё предположение, что математически, основываясь на уже имеющихся способах разделения шестнадцати типов на группы по восемь, таких пар признаков должно существовать пятнадцать: получается, неизвестными оставались ещё восемь способов деления. Его коллеги согласились с ним, после чего принялись искать семантическое наполнение предполагаемых групп. Вскоре на загородной даче основательницы соционики Аушры Аугустинавичюте были собраны необходимые контрольные группы людей и был проведён эксперимент, в результате которого мы и получили известные нам “признаки Рейнина”. 

Следует заметить, что теоретические предпосылки существования всех полученных признаков были найдены уже потом, а некоторые из них даже напрямую не объясняются особенностями работы модели А, из-за чего не все исследователи ими пользуются. Также вызывает удивление тот факт, что дискуссия в соционических кругах на тему признаков Рейнина зачастую сводится к их признанию или непризнанию, но никак не к уточнению вкладываемого в них смысла. Странно, что никто не ставит под сомнение результаты исследования, проведённого так давно. Именно над исправлением этих недостатков описанной теории, показывающих её несостоятельность, мы и работаем в нашем центре.

Вернёмся к тому, какая природа происхождения признаков Рейнина с точки зрения теории “Императивной соционики”:

Природа происхождения признаков типов

Как мы уже говорили ранее, чтобы теория соционики была научной, все её положения должны выводится доказательным путём друг из друга. Начинали мы с того, что, чтобы описать восемь функций информационного метаболизма, нам необходимо вывести семь пар их свойств. Так, за основу были взяты свойства “ментальность/витальность”, “акцептность/продуктивность” и “инертность/контактность”. Путём умножения их друг на друга мы также получили ещё четыре пары свойств: “шаблонность/ситуативность”, “силу/слабость”, “загрузочность/разгрузочность” и “ценностность/неценностность”. Исходя из этого мы делали вывод, например, что базовая функция задаётся свойствами “акцептность”, “ментальность”, “инертность”, “шаблонность”, “сила”, “загрузочность” и “ценностность”.

С другой стороны при помощи свойств функций мы можем описать особенности типов в целом – для этого и используются так называемые признаки Рейнина. Проще всего объяснить, что имеется в виду, можно на примере работы акцептных и продуктивных функций. Как мы говорили ранее, данная пара свойств сформировалась для того, чтобы наш ТИМ мог раздельно обрабатывать иррациональные и рациональные аспекты информации. Комбинируя их между собой, мы получим пару признаков типов “рациональность/иррациональность”. Так, рационалами будут считаться типы, акцептные функции которых обрабатывают рациональные аспекты информации, а продуктивные – иррациональные, тогда как у иррационалов акцептные функции обрабатывают иррациональные аспекты информации, а продуктивные – рациональные.

Точно так же возьмём следующую пару свойств функций, лежащую в основе работы функций ИМ: “ментальность/витальность”. Как нам известно, данные свойства ориентированы на работу с динамичными и статичными составляющими аспектов информации. Аналогичным образом из них мы можем получить пару признаков типов “статика/динамика”. Так, статиками являются типы с ментальными статическими и витальными динамическими аспектами, тогда как динамиками являются типы с ментальными динамическими и витальными статическими аспектами.

Далее мы знаем, что на пересечении “акцептности/продуктивности” и “ментальности/витальности” формируется другая пара свойств функций: “шаблонность/ситуативность”. Она определяет особенности усвоения функцией информации по белым и чёрным аспектам – в результате их пересечения формируются признаки “интроверсия/экстраверсия”. Так, интровертами являются типы с шаблонными белыми и ситуативными чёрными аспектами, а экстравертами – типы с шаблонными чёрными и ситуативными белыми аспектами.

Следует заметить, что аналогичным образом взаимосвязаны и признаки типов, образованные от данных пар свойств функций. Так, интровертные типы – это рациональные статики и иррациональные динамики, тогда как экстравертные – иррациональные статики и рациональные динамики.

Изобразить описанную взаимосвязь свойств функций и признаков типов можно следующим образом (серым выделены блоки, элементы которых образовались после перемножения элементов белых блоков):

Как мы говорили ранее, для образования восьми функций ИМ необходимо три независимых пары свойств. Так, мы уже рассмотрели “акцептность/продуктивность” и “ментальность/витальность”, поэтому перейдём к “инертности/контактности”. Как нам известно, данные свойства определяют особенности обработки информации внутри образовавшихся акцептных и продуктивных блоков модели А. Существует следующая закономерность: если у типа инертен аспект БИ, тогда у него обязательно будет инертна ЧИ и контактны БС и ЧС. Другими словами, данное свойство распространяется на весь признак информации в целом. При этом оно не влияет на обработку аспекта из другого вертикального блока модели: так, инертность сенсорики никак не влияет на то, будет ли в модели типа инертна логика или этика. Также примечательным является тот факт, что все остальные свойства функций, о которых мы дальше будем говорить, так же распределяют информацию внутри блоков аспектов БИ-ЧИ-БС-ЧС и БЭ-ЧЭ-БЛ-ЧЛ, формируя по две пары признаков типов. Для удобства назовём их рациональной и иррациональной группой признаков и для начала разберёмся с первой из них.

Как мы знаем, “инертность/контактность” в сочетании с иррациональными аспектами информации формирует признаки типов “тактика/стратегия”. Так, тактиками являются типы с инертными БИ и ЧИ и контактными БС и ЧС, тогда как стратеги – это типы с инертными БС и ЧС и контактными БИ и ЧИ.

Так как данные признаки являются первичными (как и признаки “рациональность/иррациональность” и “статика/динамика” они лежат в основе описания ТИМа), для удобства на схеме выделим их блоки белым цветом. Аналогично тому, как на пересечении акцептности/продуктивности и ментальности/витальности возникла пара свойств “шаблонность/ситуативность”,  а вместе с ней – признаки “интроверсия/экстраверсия”, соответствующие умножению признаков “рациональность/иррациональность” и “статика/динамика”, на пересечении данных свойств функций с “инертностью/контактностью” возникают новые свойства функций, а вместе с ними – соответствующие им пары признаков типов. Для удобства обозначим их серым цветом.

Чтобы вывести эти признаки типов, сперва нам необходимо получить свойства, что лежат в их основе: для этого перемножим свойства функций, что сформировали признаки, обозначенные белыми блоками. Так, в основе “рациональности/иррациональности”, как мы говорили, лежит свойство “акцептность/продуктивность”, а в основе тактики/стратегии – “инертность/контактность”. Комбинируя их, мы получим свойства “силу/слабость”. Наполнив образовавшиеся блоки иррациональными аспектами информации, мы получим признаки типа “интуиция/сенсорика”. Так, интуитами являются типы, у которых сильные аспекты БИ и ЧИ и слабые аспекты БС и ЧС, тогда как сенсорики – это типы с сильными БС и ЧС и слабыми БИ и ЧИ.

Здесь мы так же (как и с интроверсией/экстраверсией) можем увидеть связь между образовавшимися признаками: так, интуиты – это тактики иррационалы и стратеги рационалы, а сенсорики – стратеги иррационалы и тактики рационалы.

Далее, перемножив свойства, что лежат в основе признаков “тактика/стратегия” и “статика/динамика”, мы получим пару свойств “загрузочность/разгрузочность”. Так, загрузочными функциями являются инертные ментальные и контактные витальные, а разгрузочными – инертные витальные и контактные витальные. Наполняя полученные блоки иррациональными аспектами информации, мы получим признаки типов “беспечность/предусмотрительность”. Так, беспечные – это типы с загрузочными ЧИ и БС и разгрузочными БИ и ЧС, а предусмотрительные – типы с загрузочными БИ и ЧС и разгрузочными ЧИ и БС.

Аналогичным образом, как и с предыдущими парами признаков, мы можем увидеть, что данные признаки связаны с другими парами признаков: так, беспечные – это тактики статики и стратеги динамики, а предусмотрительные – тактики динамики и стратеги статики. 

Поместим на нашей схеме образовавшиеся пары признаков на места серых блоков, находящихся между связанными с ними парами признаков типов. Теперь нам необходимо найти последнюю пару признаков, связывающую между собой первичные признаки типов и признаки, формируемые ими. Обозначим её на схеме как синий блок.

Как нам известно, последней парой свойств функций является “ценностность/неценностность” – именно она должна сформировать последнюю пару признаков типов, блок которой обозначен на нашей схеме синим цветом. Поскольку данные свойства описывают одновременно все три этапа информационного метаболизма, мы можем вывести их тремя различными способами. 

Во-первых, “ценностность/неценностность” возникает при пересечении свойств “акцептность/продуктивность” и “загрузочность/разгрузочность”. Так, ценностными функциями являются акцептные загрузочные и продуктивные разгрузочные, а неценностными – акцептные разгрузочные и продуктивные загрузочные. Во-вторых, данную пару свойств мы можем получить, перемножив “ментальность/витальность” и “силу/слабость”. Так, ценностными функциями являются ментальные сильные и витальные слабые, а неценностными – ментальные слабые и витальные сильные. В-третьих, она формируется при пересечении “инертности/контактности” и “шаблонности/ситуативности”. Так, ценностные функции – это инертные шаблонные и контактные ситутативные, а неценностные – инертные ситуативные и контактные шаблонные.

Наполняясь иррациональными аспектами информации, данная пара свойств функций формирует признаки типов “решительность/рассудительность”. Так, решительными являются типы с ценностными БИ и ЧС и неценностными ЧИ и БС, а рассудительными – типы с ценностными ЧИ и БС и неценностными ЧИ и БС.

Поместим полученную пару признаков в синий блок посреди нашей схемы. Исходя из того, какие признаки типов образуют свойства, комбинации которых сформировали свойства “ценностность/неценностность”, расставим связи на нашей схеме. Поскольку все полученные нами признаки описывают особенности ИМ иррациональных аспектов информации, выделим их как “иррациональную группу”.

Как мы видим, “решительность/рассудительность” все три раза формируется на пересечении одного белого и противоположного ему серого блоков. Так, решительными типами являются беспечные рационалы и предусмотрительные иррационалы, сенсорики статики и интуиты динамики, а также интроверты тактики и экстраверты стратеги, тогда как рассудительные – это предусмотрительные рационалы и беспечные иррационалы, сенсорики динамики и интуиты статики, а также интроверты стратеги и экстраверты тактики.

Таким образом, мы вывели четыре пары признаков типов, описывающих восприятие, обработку и усвоение типами ИМ информации по аспектам БИ, ЧИ, БС и ЧС. Так же мы знаем, что в соответствие каждой из этих пар признаков можно поставить другую пару, но уже относящуюся к рациональной группе. Они выходят взаимосвязанными благодаря тому, что происходят из одних и тех же свойств функций. Например, инертность/контактность, обрабатывая иррациональные аспекты, формирует признаки “стратегия” и “тактика”, а, обрабатывая рациональные аспекты, – признаки “эмотивизм” и “конструктивизм”. Чтобы показать это соответствие признаков, поместим их все на схему:

Как мы видим, в результате у нас получилось одиннадцать пар признаков Рейнина, основанных на семи парах свойств, задающих функции модели А. Чтобы не запутаться в изображенных на схеме связях, рассмотрим, что они значат. Так, мы видим, что все блоки выделены разными цветами. Это сделано для того, чтобы разделить между собой первичные, вторичные и третичные признаки типов, обозначенные белым, серым и голубым цветами соответственно. Первичные признаки, как мы знаем, происходят из основополагающих свойств функций, тогда как вторичные и третичные – из производных от них.

Также на схеме при помощи изображенных “стрелок” показана взаимосвязь всех признаков типов. Так, все вторичные признаки происходят из первичных, с которыми они соединены на схеме: например, признаки “статика/динамика” и “эмотивизм/конструктивизм” порождают “уступчивость/упрямство”. Во-вторых, голубые блоки возникают на стыке противоположных друг другу белых и серых блоков: например, статика/динамика и этика/логика дают весёлость/серьёзность. В-третьих, большинство признаков разделено на иррациональную и рациональную группы – они независимы, то есть никак не связаны друг с другом, тогда как оставшиеся три пары центральных признаков связаны одновременно с обеими группами.

Вернёмся к вопросу, почему в “классической” теории принято считать, что всего признаков существует пятнадцать пар, если в нашем случае получилось только одиннадцать.

Природа происхождения ложных признаков Рейнина

Как мы видим, при определении признаков типов мы исходили из модельного подхода: в основу каждой пары признаков закладывались некие свойства работы функции (например, у “статики/динамики” это были “ментальность/витальность”). Таким образом мы вывели одиннадцать пар признаков типов. Помимо этого мы обнаружили, что все полученные признаки оказались взаимосвязаны друг с другом, ввиду наличия связи между свойствами, от которых они происходят.

Поскольку у основателей соционики было несколько другое представление о природе соционического типа, в ходе построения “классической” теории ими было выведено на четыре пары признаков больше, нежели получилось у нас. Как мы говорили в начале статьи, это вышло из-за того, что за основу работы ТИМа ими был взят базис, состоящий из четырёх пар признаков типов. Перемножая их (как мы это делали со свойствами функций), они получили ещё одиннадцать пар признаков.

Затем, чтобы объяснить их работу, были придуманы свойства функций. Как Вы понимаете, подходящих свойств для ложных признаков типов у основателей соционики не нашлось. Но, поскольку эти признаки уже были получены, отсутствие соответствующих им свойств не стало причиной не использовать их на практике. В результате, “ложные признаки Рейнина” и по сей день считаются равнозначной частью теории соционики. Так, к ним относятся признаки “аристократия/демократия”, “процесс/результат”, “квестимность/деклатимность” и “позивитизм/негативизм”. Аналогичным образом попробуем вывести их, начиная с места, на котором мы остановились. Начнём с первой пары:

Как вы помните, сначала мы взяли базисные свойства функций, из которых вывели основополагающие признаки типов. Затем мы перемножили их друг с другом и, наполнив полученные свойства функций иррациональными аспектами информации, получили иррациональную группу признаков типов. Внутри этой группы мы указали связи, как из одних признаков происходят другие. Аналогичным образом мы получили и рациональную группу признаков. Исходя из полученной схемы, можно было увидеть, что признаки из обеих групп связаны друг с другом посредством трёх оставшихся пар признаков.

Посмотрим, что получится, если напрямую перемножить симметричные свойства друг с другом: например, соединим “интуицию/сенсорику” и “этику/логику”. Так, у нас выйдет признак “аристократия”, куда относятся интуиты этики и сенсорики логики, и “демократия” – интуиты логики и сенсорики этики. Аналогичным образом мы получим эти же признаки, если перемножим “тактику/стратегию” и “эмотивизм/конструктивизм”, “беспечность/предусмотрительность” и “уступчивость/упрямство”, а также “весёлость/серьёзность” и “решительность/рассудительность”. Для удобства покажем на схеме, как это происходит. 

Как мы уже сказали, подобные перемножения не имеют под собой оснований, так как данные признаки строятся на одних и тех же свойствах функций и описывают работу ИМ с разными аспектами информации. Например, решительность/рассудительность и весёлость/серьёзность строятся на паре свойств “ценностность/неценностность”, и мы не можем перемножить её саму на себя. К тому же данные признаки описывают параллельные процессы, независимо происходящие с рациональной и иррациональной информацией: можно сказать, что, когда один из этих признаков попадает в плоскость другого, он утрачивает свой смысл. По этой же причине мы не можем перемножить, например, тактику/стратегию с этикой/логикой (так как первая пара описывает обработку иррациональной информации, а вторая – усвоение рациональной).

Далее попробуем вывести оставшиеся ложные признаки. Для этого расположим уже известные нам признаки следующим образом: справа (выделенные белым цветом) будут находиться начальные признаки “рациональность/иррациональность”, “интроверсия/экстраверсия” и “статика/динамика, тогда как слева мы поставим получившуюся у нас ранее “аристократию/демократию” (выделим её голубым цветом). Поочерёдно перемножая голубой блок с белыми, мы получим признаки “процесс/результат”, “позитивизм/негативизм” и “квестимность/деклатимность”. Выделим полученные признаки блоками серого цвета и вместе с “аристократией/демократией” объединим в группу “ложных признаков Рейнина”.

Из данного перемножения нам известно, что к признаку “процесс” относятся иррациональные демократы и рациональные аристократы, а к признаку “результат” – иррациональные аристократы и рациональные демократы. Помимо этого позитивистами являются интровертные аристократы и экстравертные демократы, тогда как негативисты – это интровертные демократы и экстравертные аристократы. Напоследок, квестимы – это статики демократы и динамики аристократы, тогда как деклатимы – динамики демократы и статики аристократы. 

Для большей наглядности в специальной таблице покажем, как данные признаки выражены у разных соционических типов. Естественно, при типировании не нужно ею пользоваться, так как на практике ложные признаки могут проявляться как угодно (вплоть до того, что человек может быть одновременно и позитивистом, и негативистом) и о типе человека они нам ничего существенного не скажут.

Таким образом, мы рассмотрели логическую последовательность, согласно которой выводятся признаки типов, также называемые в соционике “признаками Рейнина”. Помимо этого мы разобрали устройство ложных признаков типов, описанных в “классической” теории соционики, и объяснили своё мнение, почему на них не стоит опираться на практике. Надеюсь, теперь Вы больше знаете о методологии “Императивной соционики” и лучше понимаете, как устроены соционические типы.