Ошибки в признаках Рейнина – Императивная соционика
Императивная соционика

Ошибки в признаках Рейнина

В классической соционике для определения соционического типа принято использовать пятнадцать пар признаков Рейнина. Многие ошибочно полагают, что открытие этих признаков принадлежит Рейнину, тогда как более корректно говорить не «признаки Рейнина», а «признаки Рейнина-Аугустинавичюте», поскольку основной вклад в них сделала именно Аушра. Сама заслуга Рейнина состоит лишь в том, что он смог математическим путём (с помощью комбинаторики) доказать, что шестнадцать соционических типов можно разбить на две группы пятнадцатью различными способами.

Почему-то считается, что одного словосочетания «математическим путём» достаточно для доказательства того, что этих признаков именно пятнадцать пар и что они работают так, как это описала Аушра. Казалось бы, наполнение каждого признака Рейнина должно опираться на особенности метаболизма определённых информационных аспектов (ведь соционика изучает информационный метаболизм). Но при этом никого не смущает тот факт, что многие признаки Рейнина описывают те моменты, которые сложно в принципе отнести к соционике.

В качестве доказательства существования многих признаков Рейнина приводятся банально обобщённые наблюдения за представителями разных типов. Например, почему Есенины – позитивисты, а Бальзаки – негативисты? Потому что те люди, которых Аушра протипировала в Есенины, были позитивистами, а те, кого она протипировала в Бальзаки – негативистами. Откуда уверенность, что эти люди были протипированы правильно и что Бальзаки-позитивисты не были определены в Есенины, а Есениными-негативисты – в Бальзаки? И как с позиции свойств информационных аспектов и качеств их восприятия, обработки и усвоения информации объясняется то, что существуют такие признаки как «позитивизм» и «негативизм»?

Именно ответы на данные вопросы должны служить доказательством существования признаков Рейнина, а не наблюдения за представителями типов. Тот факт, что многие соционики признают существование ненадёжных признаков Рейнина (которые то ли сложно увидеть, то ли они не всегда правильно проявляются) говорит о том, что признаки Рейнина для них – это всего лишь статистические обобщения, показывающие лишь то, что некие признаки проявляются у одних типов в среднем чаще, чем у других. Типировать по этим признакам – всё равно, что типировать по наличию очков, бороды и веснушек, так как у какого-то типа чаще всего имеются данные характерные черты.

И всё же почему многие признаки Рейнина неверно трактуют? Во-первых, самая частая ошибка в понимании всех без исключения признаков типов – это присвоение признаку той семантики, которая заложена в обозначающее его слово. Я много раз сталкивался с тем, что интересующиеся соционикой искренне верят, что «весёлые» типы любят веселье, «решительные» – решительны, «интроверты» – замкнуты и смотрят на мир через свой внутренний мир, а «этики» – этичны, хорошо разбираются в людях и уверенно владеют своими эмоциями.

Лишь малая часть интересующихся соционикой людей понимает, что у каждого признака должна быть хоть какая-то теоретическая предпосылка. Здесь возникает следующая ошибка: интересующийся обращается к теории соционики, где находит лишь размытые и образные описания признаков, созданные, как я уже говорил, на основе сомнительных наблюдений за представителями разных типов. Сами подумайте: Вы делаете описание признака типа, обобщая некие качества восьми социотипов, каждый из которых представлен несколькими людьми. Так соционика – это наука о типах людей или масштабное социологическое исследование?

Важно понимать, что каждый признак Рейнина должен каким-то образом выводиться из свойств информации и информационного метаболизма, описанных соционикой. Например, признак «статика/динамика» основывается на восприятии функцией статических и динамических свойств информации через признак «ментальность/ витальность». На чём же основывается признак «квестимность/деклатимность»? Банально на предположении, что, раз люди делятся на квестимов и деклатимов, значит, это должно объясняться соционикой. Логично, что этих доводов недостаточно, поскольку таким образом можно связать с соционикой все наблюдаемые различия между людьми вне зависимости от того, имеют ли они отношение к соционике.

Рассмотрим методологические принципы, лежащие в основе существования признаков Рейнина и определяющие их свойства. Каждая пара признаков типов базируется на особенностях восприятия, обработки или усвоения типами различных информационных аспектов. Таких «особенностей» в соционике семь пар: «акцептность/продуктивность», «ментальность/витальность», «инертность/контактность», «шаблонность/ситуативность», «сила/слабость», «загрузочность/разгрузочность» и «ценностность/неценностность». Каждая пара определяет свои качества ИМ и в зависимости от того, через какие свойства воспринимаются, обрабатываются или усваиваются аспекты информации, задаёт свои признаки типов. Например, через свойство «шаблонность/ситуативность» соционические типы усваивают информацию. Так, например, типы, усваивающие интровертные аспекты информации через свойство «шаблонность», а экстравертные – через свойство «ситуативность», являются интровертами.

Таким вот образом каждый признак имеет в своём основании определённую пару свойств ИМ и таких пар признаков в соционике одиннадцать. Четыре пары признаков, которых не хватает до «класссических» пятнадцати пар (как у Рейнина), – это «аристократия/демократия», «квестимность/деклатимность», «позитивизм/негативизм» и «процесс/результат». В их основе нет никаких свойств функций, поэтому и существовать они не должны.